Илья Эренбург:
«Музыка, не упоминая ни о чем, может сказать все. »

Интервью

Интервью с Bewitched (вокалист Narrow House)

 

   «Другой Мир» успешно продолжил начатую в этом году традицию – проводить читательские интернет голосования. Вторым конкурсом такого формата стало голосование за лучшего экстремального вокалиста. После предварительного отбора, на суд публики были предоставлены два талантливых и харизматичных гроулера из Украины –  Mad Man (Mental Torment) и Bewitched (Narrow House). На протяжении всего читательского отбора, на странице события кипели настоящие страсти спортивного характера. В итоге победа досталась фронт-мену группы Narrow House – Bewitched.

   Специально для читателей «Другого Мира», этот необычный артист расскажет о своем творчестве, музыкальных взглядах и о роли PR-a в современной тяжелой музыке.

 

 

«Будь ты гоним судьбой, преследуют несчастья и невзгоды,

тебя всегда смиренно последнего пристанища ждут своды»

 

Всё началось с клипа по ТВ - содержание и название сейчас уже не припомню. Тогда мне было лет 11-12, и я подумал, что неплохо бы стать вокалистом. Поскольку на тот момент каких-то особых вокальных данных в себе я открыть ещё не успел, почему-то сразу пришло осознание того, что не лишним будет освоить и гитару тоже, чтобы в дальнейшем увеличить свои шансы на творческую реализацию.

Официально начало моему творческому пути положил родительский подарок на 13 лет – акустическая гитара. Вскоре на дом был приглашён учитель, который почему-то… так и не пришёл. С тех пор попыток брать уроки гитары я больше не предпринимал. Искал табулатуры любимых песен, разучивал их. Помню, первым успехом было вступление к “Come As You Are” Nirvana. Чуть позже подсел на музыку потяжелее – как-то раз пришёл к товарищу в гости, и он поставил мне Therion “To Mega Therion”.

Спустя некоторое время серьёзно заинтересовался black metal и годам к 15 понял, что пора самому начать играть нечто в подобном духе.  Так на свет появился мой первый музыкальный проект – Necrolatry. Тогда же я и начал предпринимать первые попытки экстремального вокала и собственными усилиями записал первые акустические демо-треки.   

Следующим шагом стало приобретение электрогитары, первых “педалей“, а также начало полноценных репетиций в полном составе. Было накоплено достаточно много материала для полноформатного альбома, но по какой-то причине в определённый момент я резко потерял интерес к тому, что играю, и прекратил какие-либо активные действия по дальнейшему развитию проекта.

Начав обучение в институте, музыкой я продолжал заниматься исключительно дома. Именно тогда, пожалуй, вектор моих интересов плавно сместился к doom metal, я стал завсегдатаем нескольких музыкальных форумов, среди которых был и Just Doom, киевский портал, собравший на своей виртуальной площадке поклонников одноимённого жанра. Однажды я разместил в одной из тамошних тем свою фотографию, запечатлевшую меня с гитарой в руках. Чуть позже со мной связалась девушка, предложившая попробовать себя гитаристом в её группе. Так я и попал в funeral doom коллектив, позднее ставший известный под названием Funestum.

Я там прижился. Но через некоторое время мы отказались от второй гитары, я перенял роль вокалиста, начал писать тексты к песням, взял в руки бас. Потом были первые концерты, участия в фестивалях, другими словами, с Funestum я впервые попал на сцену, где и получил возможность для дальнейшего развития своего вокала.

К сожалению, человеческий фактор привёл к тому, что нам пришлось попрощаться с нашим менеджером, которая также являлась скрипачкой коллектива. Это решение стоило нам старого названия, и 10 июля 2009 года мы переименовались, став Narrow House (скоро будем праздновать 5-летие). Группа продолжила активную деятельность, приняла в свои ряды виолончелиста Александра, поучаствовала в Doom Over Kiev III и записала свой первый альбом.

К моменту выхода нашей дебютной работы “A Key to Panngrieb“в 2012 году на известном русском doom-лейбле Solitude Productions, группу по личным причинам  покинуло сразу два ключевых участника – гитарист Олег, который был основным автором музыки, а также барабанщик Пётр. Нас осталось трое, репетиции были прекращены, активность группы была приостановлена. Тем не мене, после выхода альбома оставшиеся члены Narrow House, включая Александра, клавишницу Екатерину и меня, вновь собрались, чтобы начать работу над новым материалом, который вскоре был записан на знаменитой украинской Morton Studio, и будет издан 19 мая этого года на дочернем лейбле Solitude Prod – Bad Mood Man.

На текущий момент Narrow House является моим собственным детищем, для которого я выступаю одновременно в качестве продюсера, менеджера, композитора и музыканта. Идеальное поприще для реализации если не всех, то большинства моих творческих амбиций. Естественно, я стремлюсь к тому, чтобы подключить к проекту новых людей, но иногда проще всё делать самому.

Кроме музыкальной деятельности я также занимаюсь развитием нескольких веб-сайтов, посвящённых пост апокалиптической тематике. Основным проектом является Энциклопедия Fallout – недавно ему исполнилось 10 лет. В целом, моё увлечение пост апокалипсисом, также нашло своё отражение и в музыке, так как “Thanathonaut“, следующий альбом Narrow House,  вдохновлялся именно этим направлением, нашедшим неоднократное воплощение в литературе, кинематографе и других видах искусства.  

Именно благодаря этому хобби я и нашёл себе работу - в области IT. Эта сфера деятельности, несомненно, приходится мне по душе, так как я пришёл к ней самостоятельно, она достаточно перспективная и прибыльная, что позволяет мне в достаточной мере финансировать творчество.  

А теперь пару слов о конкурсе от Another World. Я всегда открыт неожиданным предложениям, ведь никогда не знаешь, какие возможности они за собой повлекут. Это и есть основной причиной, по которой я согласился участвовать.  Конечно, чисто психологически было непросто соревноваться с Мэдом, с которым я не раз разделял сцену.  Гораздо легче конкурировать с кем-то абсолютно незнакомым, чтобы это не носило личностный характер.

Я прекрасно понимаю, что категории “лучше” и “хуже” - очень субъективны и в интернет-конкурсах, результаты которых базируются на голосовании, всё зависит от того, как много людей готовы тебя поддержать. И, хотя Mental Torment ведут активную концертную деятельность и имеют много поклонников на территории Украины и России, за годы своей активности помимо фанов Narrow House, друзей и знакомых, вокруг меня собралось ещё большее количество людей, разделяющих увлечение пост апокалипсисом. Все они ценят мой вклад в развитие этого направления, как в музыке, так и в других сферах искусства. Многие из них с радостью поддержали мою кандидатуру, за что я им благодарен.

Этот конкурс я рассматривал как дополнительный источник публичности для Narrow House, и, хотя некоторые любители тяжёлой музыки убеждены в том, что качественный продукт в рекламе не нуждается, я склонен с этим не соглашаться.

Думаю, что в те времена, когда тяжёлая музыка только зарождалась, само возникновение той или иной группы могло стать настоящим событием, так как до этого никто ничего подобного не делал. Сейчас металл обрёл гораздо большую популярность, и количество вовлечённых людей продолжает расти. К сожалению, с этим также связано и появление значительного количества неоригинальной и бездушной музыки, по своей сути ничем не «уступающей» попсе, которую многие не любят именно за однотипность и отсутствие души.

Конечно, если долго и упорно заниматься любимым делом – должно всё получиться, но нельзя просто полагаться на то, что в один прекрасный день тебя кто-то заметит и вручит тебе контракт на миллион долларов. Естественно, всё зависит от той цели, которую перед собой ставит артист, есть ли у него желание, средства, соответствующие знания и связи для того, чтобы познакомить со своим творчеством как можно больше потенциально заинтересованных людей. Другими словами, одного таланта не достаточно, и если не предпринимать никаких дополнительных усилий для собственной раскрутки, вероятнее всего о тебе не узнают за пределами собственного города.

Напоследок я хотел бы сказать ещё кое-что по поводу экстремального вокала. Я никогда особо не вникал, как же это надо “правильно“делать, так как меня не очень интересуют рамки и ограничения в музыке. Естественно, есть определённые моменты, на которые стоит обращать внимание. Например, для вокалистов, которые совмещают как экстремальное, так и “чистое“ пение,  техника гроула может оказаться вредной, так как  есть вероятность в итоге посадить голос и потерять высокие октавы.

В целом, я считаю, что по-настоящему талантливый вокалист должен быть многогранным. Не надо ограничивать себя только гроулом или каким-либо другим видом экстремального пения, ведь “чистая“ подача позволит вам вложить в свой голос гораздо больше интонаций и оттенков.

 

Спасибо, ваш Bewitched

Share
• Опубликовано: 07.05.2014 в Интервью


MySpace Facebook Вконтакте Twitter Last.fm YouTube Vimeo MyFest